Театр - Лебедев, Герасим Степанович

09 февраля 2011
trendyvivo.com

Оглавление:
1. Лебедев, Герасим Степанович
2. Труды
3. Значение
4. Память
5. Сохранившиеся научные материалы
6. Комментарии


Герасим Степанович Лебедев июля 1817, Санкт-Петербург) — русский индолог, лингвист, театральный деятель, переводчик, музыкант.

Прожил 12 лет в Индии, выступая как музыкант-исполнитель и преподавая музыку. Пионер индологии, первый русский индолог. Главными его трудами являются грамматика калькуттской разговорной формы языка хиндустани и труд об экономике, географии и культуре Индии. Открыл первую в Европе типографию, оборудованную станками с индийским алфавитом. Известен и как пионер бенгальской драматургии — основатель первого в Индии национального драматического театра европейского образца.

Биография

Биография Лебедева основывается прежде всего на его собственных сочинениях, письмах, автобиографических, дневниковых и других записях.

Молодость и путешествие по Европе

Герасим Степанович Лебедев родился в 1749 году в Ярославле в семье священника Степана и его жены Прасковьи; Герасим был старшим сыном; у него было два брата — Афанасий и Трефил, и сестра Антонида. Вскоре отец, по воспоминаниям Герасима чем-то утеснённый в Ярославле, переехал в Санкт-Петербург, где устроился певчим Придворной капеллы; Герасим воспитывался матерью и не получил систематического образования. Когда ему было 15 лет, он переехал к отцу; здесь Герасим по собственному желанию овладел грамотой и увлёкся чтением книг, особенно описывающих дальние страны; стал заниматься музыкой: пел в хоре, превосходно играл на виолончели; познакомился с одним из основателей русского театра — Фёдором Волковым.

В 1777 году Лебедев направился в Неаполь как музыкант русского посольства, возглавляемого графом А. К. Разумовским — большим любителем музыки, но посольство задержалось в Вене по причине войны Австрии с Пруссией. Герасим Степанович продолжил путешествовать по Европе самостоятельно, заручившись рекомендательными письмами А. К. Разумовского и русского посла в Вене князя Д. М. Голицына. Лебедев успешно выступал в крупных европейских городах и основательно изучил музыку, а также несколько языков.

Весной 1782 года Лебедев в местечке Этюпе был представлен цесаревичу Павлу Петровичу и его жене Марии Фёдоровне, путешествовавшим по Европе под именами графа и графини Северных, которые одобрили его намерение посетить Индию. В качестве цели путешествия Герасим Степанович, первым из россиян, указал изучение этой неизвестной страны и её языков, самообразование, принесение посильной пользы Отечеству. В дальнейшем Лебедев пользовался поддержкой сопровождавших российского наследника князя А. Б. Куракина и протоиерея А. А. Самборского, а когда он оказался в Лондоне, по их рекомендации ему покровительствовал русский посланник С. Р. Воронцов, благодаря которому Лебедев получил разрешение на въезд в Индию. Есть предположения, что поездка в Индию была вызвана знакомством с просвещёнными масонами-вольнодумцами из окружения Павла, в частности, А. Б. Куракиным и С. И. Плещеевым, которых интересовала информация о «древней мудрости Востока», и что масонство и связанный с ним эзотерический гностицизм повлияли и на самого Лебедева.

Жизнь в Индии

12 февраля 1785 года Лебедев сел в английском городе Грейвсенд на корабль «Родней» под командованием капитана Вейкмена, после стоянки в Портсмуте судно 25 марта отправилось в Индию, 27 июля остановилось на 5 дней у острова Иоанны и 15 августа прибыло в Мадрас. Известность предшествовала Лебедеву — градоначальник Уильям Сиденгэм предложил двухгодовой контракт на выступления за 200 фунтов в год, помимо которых музыкант получал случайные, но ценные подарки. За эти два года, которые, по словам Лебедева, прошли приятно и гармонично, он изучил «мальбарский народный язык».

Но Герасима Лебедева влекла Бенгалия, в которой, согласно молве, было много места для деятельности «наиболее смелого рода предприимчивых людей», в число которых он включал и себя. Ему хотелось новых знаний, новых знакомств, наконец, «приличного состояния», которое там «быстро приобретают бесчисленные пришельцы почти из всех народов» — и вот в августе 1787 года Лебедев прибывает на корабле «Сноу» в Калькутту — столицу Бенгалии и всей Британской Индии, чтобы провести здесь около 10 лет. Поселился он в арендованном доме недалеко от шотландской церкви Святого Иоанна.

Известность его росла и он стал получать уже тысячу фунтов в год. Среди щедрых любителей его музыки были градоначальник Александр Кид, жена государственного секретаря миссис Э. Хэй, провинциальный судья Буриша Криспа, полковник Христофор Грин, судья Верховного Суда Джон Хайд и другие, Лебедев был знаком и с известным индологом Уильямом Джонсом. В своей музыке Герасим Лебедев совмещал европейское и индийское звучание, «Индийская серенада» и другие). До него никто не исполнял индийские мелодии на западных инструментах.

Но и в Калькутте хорошего учителя, способного объяснить санскритские буквы, найти удалось только спустя два года, в 1789 году — это был бенгалец, школьный учитель Голокнатх Дас. Лебедев брал у него уроки языков, сопровождавшиеся ознакомлением с индийской космогонией, мифологией, литературой, арифметикой и астрономией, а взамен, помимо жалованья, обучал его европейской музыке. Затем у него появились и другие учителя; он самостоятельно знакомился также с письменными источниками, в том числе и переводными. Лебедеву лучше всего удалось изучить бенгали, достаточно хорошо овладеть калькуттской формой разговорного хиндустани, а также освоить большое количество санскритских слов в бенгальском произношении и основы грамматики санскрита. Для повышения эффективности обучения он делал много записей, упорядочивал новую информацию; полученными знаниями, подходами к обучению он желал делиться с другими, чтобы облегчить им ознакомление с Индией, но опубликовать что-либо в Калькутте ему как иностранцу было практически невозможно.

Афиша спектакля «Притворство»

В процессе обучения Герасим Лебедев сделал перевод с английского на бенгальский двух пьес — комедии «Притворство» малоизвестного драматурга Р. П. Джодрелла и некой «Любовь — лучший врач». Причём в «Притворстве» была сделана адаптация под местные условия: перенос действия из Мадрида и Севильи в Калькутту и Лакнау, изменение имён героев, переделка в духе бенгальских шуточных спектаклей, разыгрываемых на базарах, введение традиционных бенгальских карикатурных фигур — стражей, бродячих музыкантов и фокусников, воров. Перевод с успехом прошёл рецензию мудрецов-пандитов, после чего Голокнатх Дас одобрил намерение Лебедева осуществить постановку, пообещав найти актёров. В XVIII веке драматическое искусство Индии русск. было в упадке, пьесы стали писать не для постановки, а для чтения вслух; шли народные ярмарочные представления на сюжеты древнеиндийского эпоса, но лишь как повторение традиции. В Калькутте уже функционировали три драматических театра, принадлежавших Ост-Индской компании и Chowringhee Theater), но в них ставились только английские пьесы и оперы на английском языке, играли в них англичане и для англичан. Знакомые предупреждали Лебедева о возможных негативных последствиях, а недоброжелатели высмеивали его планы, называя их донкихотскими, но он решил следовать своему замыслу. Лебедев создал музыкальное оформление, сочетав индийское пение и европейскую музыку, которую написал сам; включил индийские песни и танцы, стихи популярного бенгальского поэта Бхарата Чандра Рая.

По адресу улица Домтола, 25 было арендовано и перестроено помещение под театр с двухэтажным зрительным залом на 300—400 человек, сценой и театральными механизмами. Играли в театре туземные актёры и актрисы: 10 мужчин и 3 женщины, а также музыкальная труппа из 10 человек. Было получено разрешение на представления от генерал-губернатора Джона Шора. Ремонт и оформление театра начались 1 июня. Лебедев использовал разнообразную рекламу: личностное обращение к потенциальным зрителям через газеты, распространение подписки на абонементы, отпечатанные типографским путём красочные афиши на бенгальском и английском языках. Открытие состоялось в пятницу 27 ноября 1795 года пьесой «Притворство», три акта которой были сокращены в один, так как опасались, что английским зрителям, плохо знающим бенгальский, будет скучно; но успех был велик:

« Позвал я моих друзей на пробу, которыя увидя до сего невидимое в Ынди одели чистосердечно все приятностию и во граде Калкуте весть разнесшуя распустилась во окрестных селениях и откличка в воздухе громко зашумела. Востала во градах забота, и желающим видеть новость прохождением пыль заставили облака затмевать, и я без откладу должен был назначить день. …Собрание было столь многолюдно, что если бы театр мой был трижды больше, конечно, был бы наполнен. »

Так появился первый в Индии национальный драматический театр европейского образца. Удачно прошло и второе представление в понедельник 21 марта 1796 года — пьеса была показана уже полностью. На это представление было допущено всего 200 зрителей, а цена на билет повышена с 8 рупий до 1 золотого мохура. За два представления удалось покрыть половину издержек. Появились благоприятные отзывы в газетах. Генерал-губернатор разрешил ставить в театре пьесы различных жанров как на бенгальском, так и на английском языке. Окрылённый успехом, Лебедев решил расширять театр: было нанято несколько европейских актрис, построена пристройка к зданию, появились планы постановки оперы «Дезертир» Монсиньи.

Афиша на бенгальском языке о первом спектакле Герасима Лебедева с его рукописными пометками

Но третьему театральному представлению, запланированному на весну-лето 1797 года, на которое Лебедев приглашал только азиатских жителей Калькутты, осуществиться не удалось. Популярность бенгальского театра вызвала обеспокоенность не только конкурентов, но и британских колониальных властей, опасавшихся пробуждения у местного населения национального самосознания. Судья Верховного суда Джон Хайд неудачно пытался найти подлог в тексте переводов пьес. Лебедева расхваливали в газетах, вынуждая давать обеды и ужины. Подосланный декоратор Джозеф Баттл, войдя в доверие к Лебедеву, уговорил сделать его равноправным компаньоном, «заплатив» за долю в деле векселем, будучи при этом должен кому-то 10 тысяч рупий — это могло привести к конфискации театра; под видом улучшения он портил декорации, подменил ряд работников на своих сообщников, растрачивал деньги. Переманенные театрами Компании актрисы, получив аванс, покидали Лебедева. Как-то раз театр чуть было не сгорел, якобы из-за неосторожности. Не хотели расплачиваться полковник А. Кид, сына которого Лебедев обучал музыке более 5 лет, и сборщик налогов Ф. Гладвин, в доме которого он участвовал в концертах — они были должны соответственно 4755 и 1800 рупий.

Лебедев пытался обратиться в суд и добиться выполнения договоров или компенсации, но адвокаты не решались под разными предлогами браться за его дело. На него самого безосновательно подали денежные иски столяр, садовник, повар и владелец арендованного под театр дома, 6 апреля Лебедев был даже арестован, но в тот же день оправдан. Письма в Лондон к С. Р. Воронцову и протоиерею Я. И. Смирнову с просьбой прислать 2 корабля с документами на провоз для выгодной закупки индийских товаров с целью продажи их в России остались без ответа, посчитанные авантюристическими, хотя это мероприятие вполне могло быть успешным, учитывая близкие отношения Лебедева с индийцами и знание им рынка. Всё это привело к закрытию театра в начале мая и продаже оборудования на аукционе за цену, гораздо более низкую, чем затраты на строительство. К октябрю Лебедев остался практически без средств к существованию. Ухудшилось и здоровье.

23 ноября Герасим Лебедев подал генерал-губернатору Дж. Шору ходатайство о разрешении ему вернуться в Европу, которое было удовлетворено уже через два дня, ему было выделено место на фрегате Ост-Индской кампании «Лорд Тёрлоу» под командованием капитана В. Томсона. Перед самым отъездом он встретился в Калькутте с И. Ф. Крузенштерном, проходившим практику волонтёром на английском флоте. 10 декабря 1797 года Герасим Лебедев покинул Индию; при нём была лишь сумка с личными вещами общей ценностью в 271 рупию, виолончель, небольшие подарки друзьям и знакомым, а также небольшая коллекция индийских рукописей.

Обратный путь и служба в России

В Кейптауне 8 февраля 1798 года Лебедев сошёл на сушу и подал жалобу губернатору на дурное с ним обращение, но разбирательство окончилось для него безрезультатно. Встретившийся ему здесь мореплаватель Ю. Ф. Лисянский описал его как нищего и подавленного. Чтобы заработать на дорогу до Лондона, пришлось дать 5 концертов, один из которых посетил губернатор Дж. Макартни. Однако и здесь Лебедев изучал язык и нравы местного населения, а также собирал коллекцию раковин. 4 ноября 1798 года он отплыл из Кейптауна на корабле «Принц Вильям Генри»; 3 декабря он дал виолончельный концерт на острове Святой Елены и 4 февраля 1799 года прибыл в Лондон.

Отсюда он обратился через С. Р. Воронцова к императору Павлу I и получил уверение в издании его трудов на казённый счёт, но результата не последовало в связи с доносом на Лебедева Я. И. Смирнова о дружбе его с кружком русских якобинцев и несвоевременного ходатайства о награждении англичанина Д. Уайта за спасение русского судна, а также временной опалой Воронцова. В 1801 году Лебедев собственными силами публикует на английском языке «Грамматику чистых и смешанных восточноиндийских диалектов…»; это была одна из первых 8—10 грамматик этого языка, написанных европейцем.

Герасим Лебедев вернулся на Родину в 1801 году. 24 октября он в прошении на имя императора Александра I просил издать на казённый счёт свои труды и переводы привезённых им индийских рукописей. Президент Академии наук А. Л. Николаи заметил, что для этого необходима постройка типографии со специальными шрифтами. Петербургские власти решили построить её. 2 декабря Лебедев составил смету, из которой выходило, что на его планы требуется 15,5 тысяч рублей: он планировал вырезать 172 санскритские «азбучные и цыфирные буквы»; напечатать бенгало-хиндустано-русский словарь на 48 листах; грамматику на бенгали, хиндустани, английском и русском на 73 листах; брамгенскую хронологию на хиндустани, английском и русском на 24 листах; сделанные в Индии переводы двух комедий на 50 листах и поэмы Бхарата Чандра Рая на 48 листах; автобиографию на 96 листах. В январе 1802 года Герасим Степанович отправил второе прошение, в котором была указана необходимая сумма в 10 тысяч рублей и просьба о присуждении звания профессора восточных языков с начислением соответствующего жалованья, необходимого для спокойной работы. 29 января 1802 года вышел указ Александра I о присуждении звания и зачислении в Академию наук с жалованьем в 1800 рублей в год. Президент Академии наук Николаи на это заявил, что Академия может это сделать только по высочайшему повелению, ибо для обычной процедуры требуются люди, которые бы оценили знания Лебедева, а их нет, к тому же звания профессора восточных языков в Академии вовсе не предусмотрено, да и жалованье непомерно высокое. Александр I «высочайшего повеления» делать не стал, а вместо этого 4 февраля 1802 года определил Лебедева на службу в Азиатский департамент Министерства иностранных дел с чином коллежского асессора на должность переводчика. На этой должности Герасим Степанович проработал весь остаток жизни, почти не выезжая из Петербурга. Ему приходилось делать много переводов с европейских языков, в основном с английского. В 1811 году Лебедев получил чин надворного советника, а 1 января 1817 года — орден Св. Владимира 4-й степени.

Мраморная плита с эпитафией с могилы Лебедева

10 тысяч рублей на создании типографии были выделены, и в 1804 году Герасим Лебедев открыл её в собственном деревянном доме на Богадельной улице около берега Невы, оборудовал станками с бенгальским наборным шрифтом, и уже на следующий год напечатал с его помощью книгу — индийским письмом это было сделано впервые в Европе. Первой здесь была издана брошюра с бенгальскими стихами в оригинале и переводе Лебедева. В 1805 году Герасим Степанович опубликовал труд по экономике, географии и культуре Индии — «Беспристрастное созерцание систем восточной Индии брагменов священных обрядов и народных обычаев», есть указания, что она была напечатана также на немецком и французском языках. Вскоре поступило предложение из Страсбурга печатать на санскрите и новоиндийских языках переводы классиков разных народов, но Лебедев был вынужден отказаться, так как был очень загружен по службе. За последующие же годы ничего напечатано не было, хотя Лебедев и продолжал работать над черновиками. В письме к Александру I в 1816 году он объяснял это ухудшением зрения, слабым здоровьем и недостатком средств, едва достаточных для пропитания — такое затруднительное финансовое положение объяснялось оборудованием типографии.

15 июля 1817 года Герасим Лебедев скончался в своём печатном доме после тяжёлой болезни и был похоронен на Георгиевском кладбище на Большой Охте в Санкт-Петербурге. Его могила не сохранилась; плита с эпитафией от жены, Анастасии Яковлевны, описывающая его путешествие и изучение Индии, находится в Государственном музее городской скульптуры. Портреты Лебедева не известны.



Просмотров: 4205


<<< Кацман, Аркадий Иосифович
Лебедев, Михаил Степанович >>>